Из книги "Среднеазиатская овчарка: мифы, реальность, перспективы" - Разные статьи о бойцовских собаках - - Статьи о собаках - FightingDogs.ucoz.ru - Всё о бойцовых породах собак
БОЙЦОВЫЕ ПОРОДЫ СОБАК
Категории каталога
Разные статьи о бойцовских собаках [20]
Сведения о породах бойцовых собак [16]
основные факты о бойцовых собаках(портреты)
Стандарты собак бойцовых пород [11]
Кинологические стандарты
Все о служебных породах собак [12]
Информация о служебных породах собак
Дай монетку

Поиск от Google

Пользовательского поиска

Поиск по сайту
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Наш опрос
Какая порода бойцовых собак самая сильная?
Всего ответов: 4224
Реклама

Место для рекламы

ФОТО КРАСИВЫХ ДЕВУШЕК

Aliator's fotos - фотографии и обои на рабочий стол

LostFilm.TV
XINT.RU
(DOGcatalog.ru) >> Каталог сайтов о собаках
Рейтинг лучших сайтов мира собак
все о животных - породы собак, кошек
зообиржа, рейтинг, объявления
Независимый рейтинг сайтов о животных XINT.RU
Internet Map
Рейтинг сайтов о собаках
Diamond Ray
ZOO TOP1000
Лабрадор.ру Российский Ретривер Клуб, лабрадоры, голдены, щенки.
Ветеринарные Сайты. Показано голосов сегодня, среднее, рейтинг. Справа позиция сайта в рейтинге.
Клуб любителей рыбалки
Информационно-поисковая система в сфере автогрузоперевозок

ZooLife: собаки, кошки, домашние животные - породы; фотографии; каталоги: ссылок, питомники; форум; выставки.

Главная » Статьи » Разные статьи о бойцовских собаках

Из книги "Среднеазиатская овчарка: мифы, реальность, перспективы"
ТУРКМЕНИСТАН: АЛАБАЙ, ЧОПАН ИТ. - Болкунова Ф., Горохов И., Кяризов К.
Из книги "Среднеазиатская овчарка: мифы, реальность, перспективы" - М.: Издательство "Новый Индекс". - 2000 г. 160 с.: илл.


Издревле территорию, ограниченную с запада Каспийским морем, с юга Копетдагом, а с востока Амударьей, населяли племена кочевников, которых позднее стали называть туркменами. Земледелием они почти не занимались, так как климат здесь резко континентальный, засушливый и около 80% территории Туркменистана (примерно территория Швеции) занимают практически безводные Каракумы, остальное - предгорья Копетдага. Бывает, что в марте воздух прогревается до + 40, и если в апреле пустыня еще радует глаз свежей зеленью, то в мае она уже вся выгорает. Зимой температура очень редко опускается ниже 0, но при этом постоянно дующие, пронизывающие ветры создают ощущение ужасного холода.
Основными занятиями племен, населяющих эти земли, были скотоводство и связанные со скотоводством ремесла. Туркмены славились своими великолепными текинскими и йомудскими коврами, которые не боялись моли, с возрастом не ветшали и не вытирались, а становились только красивее и мягче. Старый туркменский ковер можно свернуть, как платок. Из шерсти овец они ткали одежды, из верблюжьей шерсти изготавливали кошмы, занимались выделкой шкур и делали изделия из серебра. Еще эти племена были известны своим гостеприимством. Любой человек, несмотря на воинственность туркмен, проезжая по их территории мог рассчитывать на теплый прием, радушие и гостеприимство. Каждый, завидев незнакомца, считал своим долгом пригласить его к себе в дом, накормить и, в случае отказа или увидев, что путешественник, отклонив это приглашение, заходит в другой дом, искренне огорчался. И сегодня, человек, переступивший порог дома, обязательно получит приглашение поесть. Соблюдая традиции, чтобы не обидеть хозяина, гость должен съесть хотя бы кусок чурека, обмакнув его предварительно в соль.
С приходом в 1885 г. русских веками сложившийся быт туркмен претерпел значительные изменения. Начали строиться города, которых раньше в этой стране не было, предпринимались попытки организовать обработку земли, но скотоводство, тем не менее, так и осталось главных занятием для местного населения.
Ранней весной, обычно уже в начале марта, когда появляется первая трава, туркменские чабаны с отарами овец отправляются на летние пастбища, где они пробудут до октября-ноября. Мало что изменилось в жизни чабана за многие-многие годы. Легкая разборная кибитка, загон для овец, - как сто лет назад, так и сегодня выглядит стоянка пастуха. Пастбища располагаются вокруг колодца с пресной водой, по-туркменски – гуи, который, как правило, находится вдалеке от населенных пунктов и людей. Многие колодцы, возраст которых исчисляется не одной сотней лет, своим названием донесли до нас имя вырывшего их человека. Они так и называются: Ахмед Гуи, Бяшим Гуи…
Труд пастуха нелегок и зачастую опасен, поэтому он пользуется большим уважением, а чабанский опыт часто передается по наследству от отца к сыну, который к пятнадцати-шестнадцати годам может уже начать работать самостоятельно. Ежедневно утром чабан верхом на осле, к которому приторочены хурджун с едой и водой, выгоняет отару на пастбище, а вечером снова возвращает ее к колодцу. Чтобы овцы не подъели и не вытоптали всю траву, маршрут каждый день немного меняется. Это выглядит так, словно каждый день отара обходит лепесток ромашки, центром которой является колодец: новый день, новый лепесток.
Единственное оружие чабана – острый кинжал. Сравнительно недавно, в 1960-е гг., чабанам в колхозах стали выдавать ружья для защиты овец от хищников, но порядок этот не прижился. Оказалось, что важнейшее, по-настоящему эффективное оружие пастуха – это ЧОПАН ИТ – чабанские собаки. Если стадо находится под охраной двух-трех мощных волкодавов, то ненужными становятся ружья, не нужно строить дорогостоящих кошар, можно до минимума сократить количество пастухов.
Вот что писал про собак, увиденных в Туркменистане, английский путешественник еще в 1882 г.: «Для охраны своих стад у туркмен имеется порода очень больших и злых собак, которые подобно нашим собакам, помогают пастухам управлять стадами и сторожат их по ночам; без таких бдительных сторожей было бы в самом деле невозможно в окружении воров-соплеменников даже на одну ночь уберечь собственность, пусть она будет государственная или же частная; из-за них вору почти невозможно что-либо унести, так как они тут же поднимают тревогу: одна или несколько таких собак спят под стенами каждого дома, и никто не может пройти мимо них незамеченным.
У них есть еще другая порода собак, которые выполняют те же обязанности, что и наши пойнтеры, найдя по запаху дичь, такая собака осторожно, чтобы не вспугнуть, подкрадывается к дичи и замирает, пока охотник не увидит эту дичь и не убьет ее на земле, или собаки сами убивают ее, поскольку немногие могут сбивать птицу на лету*. Эти собаки бывают различными по своему виду, но я видел некоторых, которые совсем не отличаются от самых стройных наших ловких пойнтеров. У нескольких наиболее богатых туркмен и у хоросанских вельмож есть собаки из породы борзых, у которых имеется длинная шелковистая шерсть на теле, плечах, ушах и хвосте и которые охотятся за джейранами и зайцами, поскольку они развивают большую скорость…». (Джеймс Фрезер, Повествование о путешествии в Хоросан в 1821-1822 годах. – Лондон, 1825.).
На территории Туркменистана собаки, которых Д. Фрезер описывает как пойнтеров, к настоящему времени не сохранилось. Вероятнее всего это произошло потому, что с появлением огнестрельного оружия необходимость в них отпала. Борзые тазы довольно многочисленны и сегодня; они участвуют в соколиных охотах, которые до сих пор практикуются местным населением. Ну и конечно, сохранился волкодав, без которого, при наличии в регионе большого количества хищников, просто невозможно было бы заниматься скотоводством.
Автор заблуждался, полагая, что эти собаки помогали пастухам управлять стадами. Возможно, он видел собак, сопровождавших отары, и по аналогии с «их» собакам решил, что эти тоже пасут. Волкодав пасти не умеет, в этом он не может конкурировать с европейскими овчарками. Но и назначение этой собаки совсем иное – главное, что она должна уметь делать и для чего ее держит пастух при стаде, - это борьба с хищниками. Часто встречаемые утверждения о пастушеских способностях алабая проистекают либо из непонимания или незнания особенностей их психики и использования в местах традиционного разведения, либо из желания оправдать появление на выставочных рингах собак, глядя на которых невольно возникает вопрос: «Как же такая собака сможет побеждать хищника»?
Обычно с отарой летом чабан держит одного взрослого кобеля, одну-две суки и несколько щенков в возрасте от 5-6 месяцев. Этого количества собак вполне достаточно, чтобы защитить стадо до 1000 голов. Днем они провожают отару на пастбище и, при малейшей возможности, спасаясь от жары, стараются найти какую-нибудь тень и спрятаться там. В это время они малоподвижны и кажутся неповоротливыми. Основная их работа начинается с наступлением сумерек.
Шакал и волк – вот главные враги чабана. Шакал враг массовый, но мелкий, он может напасть на ягненка, но с ним справится даже собака-подросток, и для взрослых овец он не представляет серьезной опасности. Волк куда страшнее, крупный, наглый, безжалостный зверь, прорвавшись в отару, пьянея от крови, режет без счету. Нападает он обычно ночью, когда овцы около колодца в загоне или просто в «куче». Туркменские чабаны говорят, что численность волков в последнее время сильно возросла и уже не редкость, когда хищник, не боясь человека, нападает на домашний скот днем и в присутствии хозяина. Кроме того, появились волки, про которых они говорят, что это «не наш волк» - этот гораздо крупнее нашего».
Мы поначалу с недоверием относились к таким сведениям, но они исходили от разных людей – от чабанов, пасущих свои отары в разных местах, и, скорее для очистки совести, было решено проверить их. Вот что нам удалось выяснить: в 1986 г. для съемок фильма из России были привезены две партии волков. Прирученные и хорошо выдрессированные звери, привезенные из Москвы, после окончания съемок были отправлены назад, а девять других были выпущены в Бадхызский заповедник. Среди них было четыре сибирских волка и пять волков, пойманных в лесах Ленинградской области. Кроме того, примерно через четыре года в Туркменистан была завезена и выпущена на свободу еще одна группа лесных волков. Метизация с местным поголовьем и привела к тому, что этот хищник в Туркменистане стал более крупным.
У приотарных собак очень функционально распределены обязанности между членами стаи. Учуяв во время обходов «верхним» чутьем хищника или услышав малейший подозрительный шорох, первыми тревогу поднимают щенки. На помощь им с громким лаем бегут суки. Обычно этого вполне достаточно, чтобы отогнать шакалов. Но если шум не затихает, значит пожаловали волки, и тогда поднимается и идет наводить порядок взрослый кобель – вожак собачьей стаи. Волки же, почуяв грозного противника, предпочитают не вступать с ним в бой и обычно отходят, а вся стая преследует их, однако не уходя далеко от отары, а только до «границы территории», отмечаемой вожаком (150- 200 м от отары).
Однако есть у алабаев и более серьезный враг – это ставшие в последнее время довольно многочисленными гиены. Вопреки распространенному мнению, гиена питается не только падалью, - этот зверь не прочь полакомиться козленком или овцой. Нам рассказывали о схватке 7-летнего волкодава с гиеной. Это случилось под вечер, когда на степь уже начинали спускаться сумерки. В кошару пробралась гиена и, ухватив козленка, бросилась с ним прочь. На шум прибежал кобель и бросился за хищником в погоню. Догнав вора, собака ударом груди сбила его с ног и, после ожесточенной схватки, придавив телом к земле, вскрыла гиене брюхо. Прибежавший на помощь 1,5-годовалый кобель схватил истекающего кровью зверя за горло и задушил его. Отойдя всего несколько шагов от поверженного противника, этот 7-летний кобель в изнеможении упал рядом, но чабаны не сомневаются, что, не подоспей помощь со стороны молодой собаки, этот алабай все равно бы не отступил и взял зверя сам. Нужно добавить, что обе собаки не отличались громадными размерами и массивностью, - обычные худые, приотарные собаки. В качестве награды им достался отбитый у гиены козленок.
Туркмены ценят в алабае рост, костяк, массивность, красоту, но более всего – чистокровность и рабочие качества, сохранение которых – дело, безусловно, более трудное и важное, чем просто разведение экстерьерно правильных животных без учета характерных особенностей психики, присущих этой древней породе. Мы считаем агрессивность к хищникам и себе подобным одним из важнейших породных признаков туркменского волкодава, и отсутствие его обесценивает собаку, как бы красива она ни была.
Вся история туркменского народа, обычаи и нравы составляющих его племен формировались в суровых условиях кочевого образа жизни. Украшения для лошади, например, всегда ценились гораздо больше, чем женские украшения. Красивое оружие было важнее золотых слитков и драгоценных камней. Постоянных жилищ не было, так как люди редко задерживались на одном месте большее 5-6 дней. При таком укладе жизни весь домашний скарб и быт людей подчинялся идее целесообразности и полезности; мало кто мог позволить себе быть владельцем вещи красивой, но малополезной или обременительной. Даже за женщину, побывавшую замужем и рано оставшуюся вдовой, туркмены платили калым, доходивший до сотни верблюдов, в то время как обычная плата за девушку молодую, но неопытную в ведении домашнего хозяйства, составляла 5-10 верблюдов. Красота была для них не самоцелью, а еще одной категорией полезности. Поэтому знаменитые туркменские ковры кроме своего прямого назначения еще и изумительно красивы и легки. Очень красивы и животные, которых вывели туркмены, а это: саранжинская овца и белый марыйский осел, туркменские тазы, йомудская и ахалтекинская породы лошадей и, конечно, алабай, от величественного облика которого так и веет глубокой древностью.
Эта порода собак сохранилась в своем первозданном виде еще и потому, что на протяжении тысячелетий, с давних времен и до наших дней, продолжает действовать жесткий естественный отбор, в результате которого выживают особи, наиболее сильные и приспособленные, а производителями становятся лучшие из них. Во время течки сука совсем не обязательно покрывается кобелем – вожаком ее стаи. В это время на ее запах начинают собираться кобели из пасущихся неподалеку отар, и между ними разгораются настоящие сражения. Только сильнейший, доказав в схватке с другими претендентами свое право быть продолжателем рода, становится им. Про Чакана*, отца легендарного Акгуша, рассказывают, что он крыл всех сук в районе Каахка, а в то время там паслось около 50 отар. Сколько же поединков пришлось выиграть этой собаке!
Не менее жестким был и искусственный отбор. Чабаны всегда оставляли для разведения наиболее крупных собак, отличавшихся массивностью, породностью, сильных и смелых, известных своими победами в схватках с хищниками и на бойцовых рингах. Очень требовательно относясь к пользовательским качествам, выбраковывали лентяев, трусов и даже собак, беспричинно лающих по ночам, поэтому среди туркменских волкодавов практически не встретишь пустобрехов.
Когда подходит время щениться, сука начинает рыть нору вблизи стоянки в грунте, который порой и мотыгой не возьмешь. Нора часто имеет 2-3-метровый ход, заканчивающийся довольно просторным помещением. Роды проходят обычно без помощи человека. Если щенков много, то предпочтение отдается кобелям, которых оставляют, а «лишних» сук закапывают. Отношение к сукам в Туркменистане было всегда своеобразным. Еще лет 20 назад основную массу собак составляли кобели, - они более внушительны по размерам, солидны, сильны, а держать сук считалось занятием недостойным, и они оставлялись лишь постольку, поскольку были необходимы для продолжения рода. К ним относились как к своего рода инкубатору и, в связи с таким пренебрежительным отношением, к ним часто снижались и экстерьерные требования; достаточным считалось «хорошее» происхождение. Сегодня положение значительно улучшилось: поголовье сук стало гораздо многочисленнее, повысились требования, предъявляемые к будущим матерям, - все это привело к появлению большого количества очень интересных и ярких сук.
Через несколько дней после появления на свет щенкам-кобелям ножом обрезают уши и хвост, сукам это делают не всегда. До недавнего времени было принято уши щенкам просто обрывать, что часто приводило к зарастанию слухового прохода. В наши дни этого почти не делают.
Традиция обрезания ушей и хвостов объясняется чабанами так: уши режут, чтобы избежать лишних травм в схватках с хищниками или в поединках кобелей, ну и, якобы, это повышает остроту слуха, а хвост, чтобы, сворачиваясь «калачиком», собака не закрывала им себе нос, снижая тем самым чутье. Раны после купирования щенкам зализывает мать. Если же кровотечение долго не останавливается, чабаны присыпают раны золой от костра или прижигают раскаленным на огне лезвием ножа.Заболевшей собаке так же, лезвием ножа, прижигают точку на лбу над межглазьем – пастухи считают, что это помогает собаке выздороветь, активизируя защитные силы организма. От глистов принято давать кусок овечьей шкуры с мехом. Чабанские собаки лечат себя сами, поедая траву, особенно весной, пока она еще зеленая и не выгорела на солнце. После столкновений с волком пастухи замечали, что у собак шатаются зубы, даже бытует мнение, что у волков ядовитая шкура; чабаны лечат зубы, натирая десны собак курдючным салом. Вот и вся «аборигенная ветеринария».

* Чакан – так в Туркмении называют собак, имеющих неполную обводку век.

Туркменский волкодав формируется очень медленно. Только к трем-четырем годам он приобретает окончательный вид, превращаясь в мощное, массивное животное, а до этого молодые собаки часто выглядят лещевато. Более того, если молодой кобель (для кобелей - это наиболее показательно) в год – полтора выглядит взрослым, то, как правило, он так и не сможет приобрести той «фундаментальности», которая характерна для лучших собак; скорее всего, он так и останется «взрослым юниором». У некоторых кобелей даже обхват пясти с 12 см в годовалом возрасте к трем годам увеличивается до 14, 5 см.
Типичный «туркменский абориген» неагрессивен к людям; обычно он лаем лишь предупреждает хозяина о появлении постороннего, но на человека не нападает. В присутствии владельца собака ведет себя дружелюбно, спокойно дает себя погладить, практически любую из них можно, при желании, осмотреть, измерить и даже проверить зубы. В отсутствие хозяина, особенно в ночное время, поведение алабая резко меняется: из добродушного, кажущегося неповоротливым, разморенного солнцем лентяя он превращается в чуткого сторожа, активно охраняющего свою территорию. Кроме всего прочего, у туркменского волкодава очень сильно развито чувство охраны собственной территории, и с наступлением темноты при пересечении границы, которую собака часто определяет самостоятельно, человека, ее нарушившего, скорее всего остановит низкий, грозный рык. Но и в этом случае нападения, как правило, не последует, если нарушитель внемлет предупреждению и не попытается его проигнорировать.
В сельских районах Туркменистана, в отличие от других регионов Средней Азии, не принято огораживать дворы глухими заборами. Чаще всего границы участка отмечаются либо чисто условной оградой, либо канавкой шириной около 10 см и такой же глубины, но чрезвычайно развитое у туркменских собак чувство территории позволяет содержать их без привязи. Даже живущие по соседству кобели прекрасно уживаются друг с другом и обходятся без драк, пока никто из них не нарушит границ участка. При встрече же на «нейтральной» территории между ранее мирно сосуществовавшими соседями почти наверняка произойдет выяснения отношений.
Встречаются среди туркменских собак и злобные особи (этим, кстати, отличаются некоторые представители линии Белого Екемена), но подавляющее большинство, несмотря на свой грозный вид, все же доброжелательно по отношению к человеку. Это объясняется, во-первых, воспитанием, а во-вторых, существующей традицией отбраковывать злобных собак, - такие собаки, как правило, уничтожаются. Несомненно, имеет значение и опасение распространения бешенства.
К сожалению, в последнее время службы, призванные бороться с распространением этой болезни, не всегда добросовестно относятся к выполнению своих обязанностей и под видом борьбы с бездомными животными отравляют породных собак. Нам не раз приходилось слышать, когда мы приезжали посмотреть и обмерить какую-нибудь собаку, что ее уже нет в живых, так как она съела брошенную через забор отраву, и чаще всего после этого следовало перечисление соседей, у которых в тот же день были так же отравлены собаки. Это бывают целые улицы и кварталы. Таким образом в мае 1999 г. Погиб даже Чемпион Туркменистана, 8-летний Каплан Кер, проживавший в Мяна, в районе Каахки. Это было трагедией для всех, кто знал Кера. Его и провожали, как чемпиона: были устроены настоящие похороны, на которые пришли все жители поселка. В этот же день была отравлена повязанная Кером сука, буквально через день-другой она должна была рожать. Хозяин Кера – зоотехник Хакберды, в отчаянной попытке спасти щенков, сделал ей, уже мертвой, кесарево сечение, достал 9 щенков и подложил их к недавно родившей суке, но, к сожалению, прожив около суток, все они погибли, вероятно, яд успел через кровь матери отравить и их.

Лучшее поголовье туркменского волкодава сосредоточено в районах Теджена, Каахка, Серахса, Мары, Безмеина. Каждый из них дал собак, чьи имена давно уже стали легендарными. Так из Теджена вышли Гёзагара, Карагулок, Тохмет; из Каахки – Черный Екемен и Белый Екемен, Акгуш, Старый Гаплан; из Мары – Марыйский Гаплан; из Безмеина – Гёк Екемен, Кара Келле. Этот список можно продолжать и дальше.
Много хороших собак в Ашхабаде, где их разведением занимается созданный в 1992 г. Туркменский кинологический клуб «Туркмен Ит». Эта общественная организация регулярно проводит племенные смотры и выставки, организовывает проведение турнира на звание чемпиона Туркменистана по боям.
Если с боями проблем не возникает, поскольку желающих принять в них участие предостаточно, то проведение выставок в Туркменистане дело далеко не простое. Учитывая, что собаки, как и положено волкодаву, агрессивны друг к другу, да к тому же практически все уже участвовали в боях, приходится делать ринги довольно больших размеров, чтобы не превратить ринг в бойцовский. Далее, несмотря на то, что для алабаев запись на выставку бесплатная, а победителям всегда вручаются ценные призы, заманить туда владельцев очень нелегко. Большинство хозяев просто не понимают назначения этого мероприятия. И, наконец, при проведении экспертизы приходится считаться с местной спецификой, поскольку если осмотр зубов проходит еще относительно спокойно, хотя и под несколько недоуменными взглядами, то проверка кобелей на крипторхизм приводит некоторых присутствующих в состояние шока: «Вах, Фарида, тут столько мужчин, а ты собаке куда лезешь»? Приходится объяснять прописные, казалось бы, истины, а после выставки, чтобы поддержать к ней интерес и обеспечить явку на следующую, обязательно провести хотя бы несколько показательных боев.
Благодаря энтузиастам клуба создана картотека, где собраны данные не только о туркменском поголовье, существующем в настоящее время, но и сведения о собаках, которых уже нет, но оказавших большое влияние на развитие породы, являясь представителями кровных линий, ведущихся часто уже не один десяток лет; наконец, сохраняются сами представители этих кровных линий.
Говоря о кровных линиях туркменских собак, нельзя не рассказать о Рахмане Гытыкове, человеке, имя которого известно не только на его родине, но и далеко за ее пределами. Родился он в 1913 г., в семье Гытыкбая, человека богатого и не сумевшего смириться с порядками, насаждавшимися большевиками. Будучи влиятельным человеком, Гытыкбай в Безмеине организовал вооруженное сопротивление новым властям. Потом вынужден был скрываться, и бежал в Теджен, где через несколько лет умер. Его сын, оставшись сиротой, нашел приют у местного бая. Там он всерьез и увлекся собаками. В 1923 г., когда баи вынуждены были уйти в Иран и Афганистан, они уводили с собой лучших верблюдов, лошадей, овец и, конечно, лучших своих собак, сопровождавших эти стада.
Рахман Гытыков, которому в то время было около 10 лет, остался на родине и сумел в это очень сложное время сохранить оставшихся у него от бая двух любимых своих кобелей: Хачиля и Кучиля. Рано начал работать: сначала пастухом, потом учетчиком, наконец, заведующим фермой в колхозе им. Кирова Тедженского района. В этой должности он проработал около 45 лет. У этого человека был особый талант, помогавший ему всю жизнь работать с животными так, как не мог с ними работать никто, кроме него. Если в те времена в других колхозах было 10-15 тыс. овец, то у него 30-40 тыс. Он знал все колодцы в тех местах, где паслись его многочисленные отары, - а это степь, практически лишенная каких-либо ориентиров и по площади равная небольшому государству. Отары колхоза им. Кирова паслись в Серахсе, Мяна-Чаче, Мары, Чеменибиде. Уже при жизни про этого человека ходили легенды: во время наводнения после прорыва плотины, когда люди в панике бежали, спасаясь от бешеных потоков воды, Гытыков, выбрав место, уселся и спокойно наблюдал за происходящим, словно знал, что с ним ничего не может произойти. Так и случилось: вода, словно испугавшись, отступила.
Он ходил, сплетя руки за спиной, опустив глаза в землю и не поднимая головы, но при этом все видел и замечал, ничего не пропускал и не забывал. Люди, глядя на него, говорили, что его опекает Бог. Именно благодаря таланту, целеустремленности и настойчивости Рахмана Гытыкова Теджен на долгие годы стал главным центром разведения породы у себя на родине и местом, откуда вышли наиболее яркие и породные представители туркменских волкодавов. Он ничего не изобретал, не улучшал, не выводил новую породу. Считая своим долгом сохранения наследия вверенного ему судьбой еще в детстве, он чувствовал свою ответственность за то, чтобы на его земле не пропали бесследно такие собаки как Хачиль и Кучиль.
Потомками этих собак являются два кобеля – Саглак и Чеплек и сука Гоюнчи, все они были черно-пестрого окраса. От них, в свою очередь, родились Арлан, Ляхен, Ады и Бисяр. Именно эти собак, тщательно проверенные на рабочие качества в отарах и наиболее похожие на своих родителей, послужили основой для дальнейшей работы с породой в Теджене. За свою долгую жизнь, а прожил Рахман Гытыков 86 лет, он не продал ни одной собаки, ни одного щенка. Он бесплатно отдавал их чабанам, но при этом непременно жестко требовал хорошего к ним отношения. У каждого чабана Рахман Гытыков брал расписку, по которой, в случае гибели или пропажи, за каждую собаку с чабана взыскивали от 5 до 10 баранов, а это по тем временам было очень чувствительно.
А скольких усилий стоило ему сохранить полученное поголовье, когда в первые послевоенные годы каждому колхозу «сверху» спускались разнарядки на отправку собак в Казахстан. Тогда, для борьбы с расплодившимися там волками, собаки вывозились из Туркмении целыми эшелонами. А было еще время, когда какому-то начальству пришла в голову идея заготавливать собачьи шкуры. Кто это застал, рассказывают, что видели доверху груженные убитыми собаками телеги для перевозки хлопка. И убивали собак самых крупных, самых породных. Но и это не все, ведь были еще и периоды активной борьбы с бешенством, когда с ним боролись, отстреливая всех собак подряд, без разбора.
Но, не смотря ни на что, Рахман Гытыков продолжал работать и, наверное, лучшей наградой за его нелегкий труд является то, что все наиболее известные собаки Туркменистана имеют тедженские корни. Старый Елбарс родился в колхозе им. Жданова Тедженского района; Гаплан, больше известный как Дёвхан – из колхоза Ленин Байдагы. Эта собака поменяла несколько хозяев и, наконец, была продана за мотоцикл в Узбекистан. Когда ее увозили, она не поместилась в багажник 21-й «Волги», пришлось снимать задние сиденья, но и тогда Дёвхан не мог стоять в машине в полный рост. Черный Екемен, Белый Екемен, Акгуш, Старый каахкинский Гаплан – все они родились в Каахка, но их предки происходят из Теджена. Гаплан Теджен-Московский – Чемпион Узбекистана по боям, Гёк Екемен, Багырский Гаплан (его отец – Бойнок, вл. Худайберды, заправщик из Мяна), Марыйский Гаплан (вл. Сабур) из колхоза Ленин ёлы Тедженского района. Он дважды становился чемпионом Бухары (в1977-1978 гг.), куда его увозил хозяин, а после возвращения в Мары продолжал драться и там, в 1979 г. снова стал Чемпионом. Карагулок и Гёзагара – вл. Мухаммед-ага, Тохмет Мухамедова… Продолжать список можно еще долго.
Сегодня, когда спрашиваешь происхождение собаки, то часто вместо кличек отца и матери слышишь: «рахмангытыковские».
Рахмангытыковские – это как знак качества. Это признание заслуг человека, всю жизнь посвятившего восстановлению прежнего поголовья, это гарантия высочайших рабочих качеств и чистокровности.
Все рахмангытыковские собаки узнаваемы, все они очень костисты, высоки, имеют длинные головы с плоским лбом, иногда с несколько длинноватой мордой, из-за чего она кажется легковатой, часто черно-пестрого окраса. Все эти собаки очень ценятся и охотно используются в разведении. В 1999 г. Рахмана Гытыкова не стало. У него остался сын Махтум Кули. Очень хочется надеяться, что он станет достойным продолжателем дела отца.
Собачьи бои… Что это – проявление человеческой жестокости или прихоть изнывающих от скуки чабанов, распространившаяся за пределы Туркменистана; спорт или сублимация комплекса неполноценности? Споры об этом возникли не сегодня. Множество слухов и небылиц ходит вокруг них, огромное количество легенд и баек. Бои имеют огромное количество противников, горячо доказывающих необходимость их запрета, и не меньшее – приверженцев, готовых ехать хоть на край света, чтобы поучаствовать со своей собакой в каком-нибудь турнире или поприсутствовать на нем в качестве зрителя. Они проводятся на стадионах Украины под охраной милиции и разгоняются милицией в Москве, Президент Казахстана шлет официальное приветствие участникам международной встречи в Актюбинске, и запрещается проведение боев в Ташкенте. У нас нет цели убедить читателя в их необходимости, единственная просьба: вооружившись доброжелательным скептицизмом, прочтите, как это происходит у нас, а потом решайте…
Что бы ни говорили об этом явлении, бои проводились и будут проводиться и в дальнейшем. В рамках народной селекции они проводятся не только в Средней Азии, но и на Кавказе, в Турции, Иране, Афганистане. Их право на существование признают даже представители стран, в которых давно уже занимаются разведением исключительно шоу-собак. Например, в № 12 московской газеты «Кот и пес» за 1999 г. в статье, посвященной встрече московских собаководов с бригадой английских экспертов, судивших выставку «Кубок мэра Москвы», приводится их единодушный ответ на вопрос: «Как они оценивают расширяющуюся в России практику турнирных испытаний волкодавов («кавказцев» и «азиатов»)? Ответ был одновременно дипломатичный и откровенный: «В Англии при наличии «промышленного» овцеводства волки давно уже истреблены, но существуют лисы, ворующие ягнят. Фермерам разрешено их отстреливать. Возможно, в условиях растущего в России поголовья волков тестирование волкодавов оправдано (!)». А 18 апреля 2000 г. в своем разъяснении для корреспондентов ряда российских изданий, собравшихся в московском Доме журналиста на пресс-конференции партии «Миллион друзей», Е.Л. Ерусалимский также признал тестирование допустимым в качестве зоотехнического мероприятия.
Бои алабаев в Туркменистане – это не только многовековая народная традиция, не только азартное и захватывающее зрелище, собирающее многочисленных участников и зрителей, но и одно из важнейших зоотехнических мероприятий, позволивших создать и сохранить до наших дней эту крупную, бесстрашную, сильную и красивую собаку.
Раньше бои проводили не часто и приурочивали к праздникам, свадьбам, торжествам по случаю обрезания, весной и осенью – во время стрижки овец. Существовал и обычай разрешения споров при помощи собак. К такому способу разрешения конфликта могли прибегнуть два человека или жители двух разных населенных пунктов в случае возникновения конфликтов между этими поселениями. Сары Мередов, хозяин Белого Екемена, рассказывал, что был вынужден стравить его, чтобы опровергнуть обвинения в похищении чужой собаки. Победив, собака тем самым доказывала правоту своего хозяина.
В настоящее время бои стали более регулярными. Практически в каждом городе и населенном пункте есть свои ринги, на которых выявляются свои чемпионы, или как их называют в Туркменистане, Ингючли ит – самая сильная собака. Необходимо отметить, что на таких боях нет тотализаторов и ставок. Владельцев собак, участвующих в состязаниях, не получают никакой материальной выгоды, скорее наоборот, часто хозяину собаки приходится тратиться хотя бы для того, чтобы добраться до места проведения боев из какого-нибудь отдаленного района, расположенного часто за сотни километров. Вот если бои проходят на свадьбе, то в этом случае родственники жениха готовят какие-нибудь подарки для участников. Чаще всего это платок, который надевают на шею победившей собаки (впрочем, кто-то может себе позволить подарить победителю и видеомагнитофон, но это, скорее, исключение).
А сколько времени, сил и средств необходимо вложить, чтобы подготовит настоящего волкодава! Подготовка бойца включает в себя специальные тренировки, направленные на повышение выносливости, упражнения для укрепления мускулатуры, длительные прогулки, введение на период подготовки специального рациона. Здесь мало одного желания, кроме него необходимы опыт, интуиция, доверие со стороны собаки, наконец, просто везение, но все-таки, наверное, и какой-то особый талант, позволяющий разглядеть среди многих именно ту собаку, из которой можно сделать Ингючли Ит. Живет в Ашхабаде человек, которому удалось то, о чем большинство собаководов не могут и мечтать. Он подготовил не одну, а несколько таких собак, которые навсегда останутся в истории. Речь идет о Нурьягдыеве Амансахате, или, как его называют знакомые, Атагельды Цыгане. Этот собаковод был владельцем и тренером трехкратного Чемпиона Туркменистана Кара Келле; трехкратного Чемпиона Туркменистана легендарного Акгуша, про которого был даже снят художественный фильм «Охламон»; Бергуда, за дерзость и неукротимую отвагу прозванного в Туркменистане «чапаевцем». Об особом Дале Цыгана чувствовать собаку свидетельствует тот факт, что он был пятым хозяином Акгуша, - четверо предыдущих хозяев расставались с ним без сожаления, потому что тот не дрался. А совсем недавно еще одна молодая, прежде «недерущаяся» собака после подготовки у Аташки (еще одно прозвище Нурьягдыева), проведя в Орле на равных бой с чемпионом Карачаево-Черкессии, уехала с новым владельцем в Чехию. Желающих подготовить чемпиона много, но удается это лишь единицам.
Зато иметь такую собаку, великолепно владеющую своим телом, обладающую смелостью и бойцовым духом, очень почетно и престижно. В Туркменистане каждый житель района, города знал и знает своих чемпионов, гордится ими и может часами рассказывать об их достижениях, вплоть до мельчайших подробностей боя.
Бой между двумя алабаями разительно отличается от боя собак так называемых бойцовых пород (амстафов, питбулей), с их визгом, щелканьем зубами, обилием ран и крови, у которых под влиянием целенаправленного отбора была нарушена психика, снят присущий практически всем социальным хищным животным блок на добивание представителя своего вида.
Бой настоящих волкодавов скорее напоминает рыцарский поединок, в котором существует определенный кодекс великодушия и чести. Туркмены говорят, что с собакой волкодав дерется не как с хищником – жестоко, беспощадно и бескомпромиссно, не обращая внимания на пол противника, а, скорее, как спортсмен со спортсменом, проявляя свойственное для этой породы благородство. У него нет цели убить или искалечить противника, - этому могучему бойцу достаточно доказать свое превосходство, прогнав противника со своей территории.
Мы решительно настроены против боев, где стравливаются пит и ему подобные с алабаем, так как при этом совершенно не учитываются особенности психики последнего. Поведение алабая ритуализировано, и он не будет добивать собаку, продемонстрировавшую подчинение, подавшую голос, оскалившуюся, - такие реакции воспринимаются им как признание поражения, знак того, что отношения выяснены. Если схватка происходит не на бойцовом ринге, где после ее окончания собак сразу разводят, а где-нибудь в другом месте, то победитель, отпустив противника, если тот не убежал до этого, как правило, подняв ногу, метит территорию. Это является для побежденного знаком, что бой окончен и он может безбоязненно удалиться. С «бойцовыми» породами все не так: собака, всем своим поведением демонстрирующая страх, после того как её «выплевывают», вновь кидается на противника, вынуждая алабая вновь вступать в бой, который он считает завершенным. Нам показывали в Мары алабая, хозяин которого с гордостью рассказывал, что пускал свою собаку с двумя, а то и тремя Питами сразу, и тот быстро справлялся с ними, попросту убивая. К сожалению, владелец этой собаки, любитель боев, не понимал, что она уже только внешне напоминает алабая, утеряв самое главное – психику, присущую этой породе. Такая собака, даже если предположить, что ее по каким-то причинам не убьет чабан, при отаре существовать не может и обречена на гибель от хищников, с которыми она, перебив других собак, в одиночку справиться не сможет.
Во время боя волкодав не только демонстрирует и оттачивает бойцовское мастерство, готовится к возможной предстоящей схватке с хищником, но и сдает своего рода экзамен на пригодность к дальнейшему использованию в разведении, ведь в каждой рабочей породе вторая «работа» кобеля – продолжение рода. Собака, не способная постоять за себя, не имеет права находиться в отаре – так считали и до сих пор считают туркменские чабаны. Во время поединка учитывается как собака проводит бой, насколько она вынослива, терпелива к боли, как хватает своего противника. Здесь есть свои тонкости: например, очень «зрелищный» и болезненный хват за лапу, на питовских рингах часто приводящий к победе над противником, для волкодава считается недостатком. Во время схватки с волоком, при очень резкой манере боя, присущей тому хищнику, такой хват позволит последнему нанести собаке многочисленные раны, могущие привести к гибели. Волкодав должен «брать» в области шеи и головы, «брать» мощно и надежно, пресекая попытки противника освободиться и сделать перехват, затем опрокинуть его и придавить к земле.

Бои проводятся, как правило, утром, до наступления жары или уже ближе к вечеру. Летом они не проводятся из-за опасности нагноения ран. Сезон боев начинается в октябре и заканчивается 9 мая, когда происходит финальный поединок между претендентами на звание Чемпиона Туркменистана текущего сезона. В Ашхабаде собираются любители этого зрелища со всей страны, часто их бывает больше 2 тыс. человек. Зрители образуют большой круг диаметром около 100 м, в центре которого и происходят схватки. Присутствующие подбадривают собак одобрительными возгласами, бурно реагируя на удачно выполненные ими прием или хват. Несмотря на всеобщее возбуждение и азарт, не слышно выкриков типа: «Убей его» или «Разорви». Практически никогда не бывает конфликтов между болельщиками – вероятно, сказываются веками сложившиеся традиции проведения таких турниров. Судит бои человек, пользующийся уважением, доверием зрителей и хозяев собак, как правило, сам вырастивший не одну собаку и хорошо в них разбирающийся. Ему могут помогать еще несколько судей, с которыми он советуется при возникновении спорных ситуаций.


Опытные матерые кобели обычно начинают бой с разбега, ударяя грудью противника, стремясь опрокинуть его на землю. Поединок двух хорошо подготовленных, примерно равных по силе и опыту волкодавов может продолжаться более часа.
Стравливают собак их хозяева или тренеры, которые готовили собак к состязаниям. Они все время ходят вокруг борющихся собак, подбадривая их криками. Трогать собак во время поединков категорически запрещается; исключение может быть сделано только во время притравочных боев молодых собак, которых по разрешению судьи, можно набросить друг на друга. Все указания судьи должны беспрекословно выполняться, что безоговорочно и происходит. Перед началом поединка судья представляет собак, называя их кличку, возраст, кому они принадлежат, другую необходимую информацию, а после окончания объявляет его результат, объясняя, почему победа присуждена тому или иному участнику.
Всерьез травить собак начинают в возрасте около 3 лет, когда они сформируются, физически окрепнут и поработают в отаре. Именно бои являются кульминационной точкой отбора и разведения волкодавов. Бойцовый ринг позволяет наиболее ярко и отчетливо проявиться собаке, доказать свое право носить гордое имя ВОЛКОДАВ. Не каждый из них станет чемпионом, но каждый, кто претендует на это звание и участвует в борьбе за него должен продемонстрировать «дух», включающий в себя волю к победе и бесстрашие, терпимость к боли и великодушие. Собаки должны быть подготовлены физически и продемонстрировать манеру и приемы ведения боя, присущие этим прирожденным бойцам. Размеры и вес собак важны, но не являются определяющим фактором при ведении ими борьбы. Случалось, что и относительно некрупные собаки (75- 76 см в холке при весе 56 кг) становились, причем неоднократными, чемпионами Туркменистана, побеждая своих более крупных и тяжелых противников. Гораздо более важными факторами являются выносливость, анатомическое совершенство сложения, экстерьерные данные собаки. За отарой, передвигающейся с небольшой скоростью, может следовать и собака с пороками двигательного аппарата, с погрешностями в строении конечностей, провисшей спиной и т.д., однако такие дефекты никогда не позволят ей успешно противостоять хищнику в отаре или противнику на ринге. Бои проводятся по выработанным в течение многих веков правилам. Молодые собаки стравливаются с ровесниками; собаки, достигшие 2 лет, в зависимости от боевого опыта и рейтинга, по обоюдному согласию владельцев могут стравливаться независимо от возраста; после трех лет различия в возрасте не учитываются. Никаких весовых категорий не существует, здесь каждый хозяин, зная противника, самостоятельно решает, пускать свою собаку или нет. В случае, если в течение одного раунда не удалось выявить победителя, по согласованию между хозяевами и судьями могут назначаться дополнительные раунды. Обычно это бывает, когда уставшие собаки взаимно перестают атаковать. Уход с поля с поднятым хвостом не считается поражением.
Проигравшей считается собака, отказывающаяся выйти на поле, упирающаяся, активно уклоняющаяся от боя, подавшая голос во время боя (заскулившая, закричавшая), показавшая зубы (оскал), начавшая кусать с оскалом, покинувшая поле боя с поджатым хвостом, обессилевшая, неспособная продолжать бой (травма), оказать сопротивление противнику. Владелец собаки вправе в любой момент, признав поражение своей собаки, потребовать остановки боя; но он не вправе требовать продолжения боя, если судья решил, что собака не может его продолжать из-за травмы или своего физического состояния.
Нельзя не сказать и о том, что встречаются, конечно, среди владельцев собак и такие, кто, стремясь обеспечить ее победу любой ценой, прибегает к использованию запрещенных приемов. Это может быть натирание шерсти неприятно пахнущими для собаки веществами или веществами, имеющими неприятный, раздражающий вкус. Были случаи, когда нечистоплотные хозяева, зная, что алабай никогда не тронет течную суку, обрабатывали своих собак ее выделениями. Сейчас принято перед началом боя проверять шерсть собак соперника на наличие посторонних веществ, для чего иногда даже выстригают немного шерсти для анализа. На самом деле, такие приемы иногда проходят с молодыми, неопытными собаками, манера боя которых еще не сформировалась. Любой владелец проверенного в поединках волкодава по изменившемуся поведению своей собаки сможет предположить, что противник чем-то намазан. Например, пахнущего течной сукой кобеля начинают вязать прямо на ринге, а с кобелем, обработанных «химией», не держат хватку. Иногда для проверки попавшего под подозрение кобеля прибегают к простому, но очень эффективному средству: на него тут же пускают другого известного бойца и на основании его реакции делают вывод о том, имели место или нет какие-либо нарушения. Стоит ли говорить о том, что для человека, уличенного в применении грязных уловок, путь на бои закрыт навсегда, и это еще не самое для него страшное…
Щенки от победителей очень ценятся и чабанами, и людьми, занимающимися разведением. К хозяину чемпиона обращаются с просьбой о вязках. Таким образом, работает тот же механизм, что и при свободных вязках в отарах (впрочем, и в дикой природе), - продолжателем рода становится собака, наиболее полно соответствующая по своим психическим, волевым и анатомическим данным идее породы.


А вот как описывают чабанскую собаку сами пастухи, именно так представляют ее они сами, так описывали ее еще их деды и прадеды.

По сути, это первый, НАРОДНЫЙ, стандарт этой породы: 

Сам большой.
Голова, как казан.
Между ушами, как подушка.*
Между глазами должно быть широко.
Нос должен смотреть вниз.
Нос есть короткий и длиннее.
Грудь, как крышка на казан.**
Руки, ноги должны быть толстые.
В поясе должен быть не тонким
Дерущиеся собаки должны быть спокойными, не злобными к человеку.

Сами туркмены различают 4 типа собак:

кёпёк- наиболее желательный тип, отличающийся грубостью, но без рыхлости, массивностью сложения, очень округлыми ребрами, крупной, массивной головой плавных линий, короткой, объемной мордой, широким поставом конечностей, имеющий, как правило, но не обязательно длинную шерсть;

кёпёк си (т.е. не совсем кёпёк) – тип, приближенный к описываемому выше, но либо несколько легче, либо имеющий облегченную и/или не таких правильных линий, как у кёпёк, голову, шерсть обычно короткая;

гаин – относительно легкая собака, несколько поджарая,с простоватой головой, шерсть может быть разной длины, при отарах ее обычно не держат, иногда сопровождает отары, пасущиеся около поселений, часто встречается в населенных пунктах, где используется в качестве сторожа;

гаин си – (не совсем гаин) – промежуточный тип между кёпёк си и гаин.

Многим побывавшим в Туркменистане собаководам приходилось не раз слышать про собак ростом метр и более. Одни скептически относились к таким рассказам, принимая их если не за ложь, то в лучшем случае за преувеличение, другие с энтузиазмом бросались искать этих гигантов и не находили. А между тем такие собаки были повсюду, - дело в том, что у туркменских чабанов принято измерять рост собак с головой, для них это совершенно логично: «Ведь людей тоже меряют с головой», - объясняют пастухи.
Ежегодно большой количество алабаев вывозится из Туркменистана в Узбекистан, Казахстан и на Кавказ, где эти собаки ценятся за свой бойцовский характер и используясь в основном на боях, которые там очень популярны. Много собак было вывезено в Россию, Белоруссию и Украину, чем был нанесен серьезный ущерб как генофонду породы, так и ее имиджу.
С одной стороны, за границу часто уходят лучшие, кровные собаки, за которых приезжие покупатели предлагают такие суммы, что редкий хозяин, даже представляя себе истинную их племенную ценность, найдет в себе силы устоять пред искушением быстро разбогатеть. Танркули Мухаммедов, хозяин трехкратного чемпиона Туркменистана Тохмета, несколько раз получал и всякий раз отклонял предложения из Москвы и с Кавказа продать свою собаку, уже завершившую боевую карьеру, за 25 000 долларов. Однако зачастую, в случае отказа продать ее, такая собака попросту выкрадывалась***. К сожалению, потенциал многих из них так и не был до конца использован новыми владельцами, поскольку, во-первых, завышенные требования к зубной системе лишали этих животных возможности участвовать в выставках и очень часто, по крайней мере официально, они оказывались вне разведения, а во-вторых, такие собаки нередко приобретались только для участия в боях и ни о какой племенной работе с ними речь даже не шла.
* У туркмен подушки плоские и прямоугольные.

** Имеется в виду округлость ребер.

*** Так случилось, например, с Эрленом, сыном Черного Екемена, который был затем обнаружен в Ленинграде

С другой стороны, многие дельцы, спекулируя на повышенном интересе собаководов к аборигенам, попросту отлавливали собак, у которых общего с породой были только обрубленные уши и хвосты, приписывали им громкое происхождение и либо продавали, либо, пользуясь доверчивостью людей, использовали в качестве производителей, разумеется, тоже не бескорыстно. Как пример, можно привести Акбая и информацию, ничего общего не имеющую с действительностью, но уже в течение многих лет кочующую из издания в издание, о том, что он является отцом Акгуша. На всякий случай добавим, что и к родственникам Акгуша он никакого отношения не имеет.
В настоящее время в Туркменистане действуют законодательные ограничения, препятствующие бесконтрольному вывозу породных туркменских волкодавов из страны. Для легального вывоза собаки нужно получить разрешение Министерства природопользования Туркменистана, в котором может быть отказано в случае признания собаки, на которую оформляется разрешение, ценным племенным производителем. Гражданин Туркменистана, даже временно вывозящий свою собаку за пределы страны, например, на выставку, оформляя в министерстве разрешение, подписывает письменное обязательство о возвращении ее назад. За исполнением этого обязательства строго следят таможенные органы, которые в случае его нарушения, могут накладывать на нарушителя серьезные штрафные санкции. Эти меры, несомненно, оказали положительное влияние, но нелегальный вывоз, от которого особенно страдают районы, граничащие с Узбекистаном и Казахстаном, продолжает существовать.
30 июня 1992 г. Госагропромом Туркменистана был утвержден стандарт породы «туркменский (среднеазиатский) волкодав». В его создании и обсуждении принимали участие не только собаководы Туркменистана, но представители других республик существовавшего тогда Советского Союза. Появление этого альтернативного стандарта было вызвано тем, что нам в процессе обсуждения, несмотря на все наши старания, не удалось разрешить принципиальные разногласия с составителями принимавшегося в 1991 г. стандарта, некоторые положения которого исключали из породы значительную, причем наиболее высокопородную, часть поголовья. В частности, это касалось прикуса, право на существование трех вариантов которого (ножницеобразный, клещи и перекус) мы отстаивали. Анатомически обусловленный широкой, длинной головой, очень объемной и короткой мордой перекус встречался и встречается практически у всех наиболее ярких собак. И наоборот, у собак, имеющих длинную и/или легкую морду, чаще бывает ножницеобразный прикус. В Туркменистане никогда не велся отбор по форме смыкания резцов, но за шесть тысяч лет существования эта собака так и не приобрела «бульдожину», которой нас пугали сторонники ножницеобразного прикуса. Прошло около 10 лет и FCI подтвердила правоту «необразованных» туркмен, узаконив наконец перекус.
Туркменистан не является членом Международной кинологической федерации, поэтому действующий на территории Туркмении стандарт Туркменского (среднеазиатского) волкодава является документом для «внутреннего» пользования, которым, однако, пользуются не только разведенцы Туркменистана. Мы знаем, что в качестве ориентира этот стандарт используют и некоторые заводчики в России, Белоруссии, на Украине и других странах, где есть интерес к этой породе.
На международном уровне породу представляет Россия как правопреемник СССР. Она составляла стандарт, утвержденный FCI и действующий в настоящее время. На наш взгляд, этот стандарт также содержит ряд положений, с которыми нельзя согласиться. Это относится и к стране происхождения, которой почему-то стала Россия (как будто не было в течение нескольких тысяч лет работы с породой народов, ее формировавших), и к принципиальным вопросам, касающимся экстерьера. Вызывает недоумение и тот факт, что при работе над стандартом его составители даже не поинтересовались мнением людей, занимающихся породой в местах ее традиционного разведения.
От всех нас – разведенцев, проживающих в республиках Средней Азии, России, Белоруссии, Украины, т.е. тех регионов, где сосредоточено наиболее многочисленное поголовье, зависит, как в обозримом будущем будет развиваться порода, как бы она ни называлась: туркменский (среднеазиатский) волкодав или среднеазиатская овчарка.
К сожалению, часто декларируемые призывы к сохранению этой древней и уже только поэтому уникальной породы большей часть так и остаются на уровне деклараций. Реальное же положение дел таково, что довольно часто на выставочных рингах выставляются и занимают призовые места собаки, которых с большой натяжкой можно отнести к данной породе. С одной стороны, часть из них постепенно становятся все больше и больше похожими действительно на овчарок, с другой, появляются собаки, глядя на которых невольно закрадывается мысль, что здесь не обошлось без прилития кровей дога, сенбернара или «москвича». Число и тех и других постепенно множится, и скоро может сложиться ситуация, что собаки Туркменистана и других регионов традиционного обитания будут казаться чужеродными в окружении представителей культурной популяции.
Вместо консолидации породы начинают складываться, а кое-где уже сложились, свои региональные типы. На Украине, например, многие собаки при высоком росте и массивном костяке приобрели нехарактерные для «азиатов» рыхлость, брылястые морды, головы с выраженными переходами ото лба к морде и высокопосаженными ушами. В Москве один из известнейших питомников, ранее владевший неплохим поголовьем, на крупнейшей выставке вдруг демонстрирует целый ряд рослых за счет высоконогости собак, имеющих «подрыв» и круглые головы. При этом собравшейся публике объясняется, что это один из существующих в Средней Азии типов.
Отчасти это объясняется тем, что значительная часть «культурной» популяции в качестве родоначальников имеет собак, чья чистопородность вызывает большие сомнения, или, во всяком случае, далеких по своим фенотипическим данным от идеала.
Достаточно посмотреть опубликованные данные о начале разведения САО в Ленинграде. Там институтом физиологии им И.П. Павлова для исследования породных особенностей типа высшей нервной деятельности по пищевой секреторной методике были приобретены 6 «азиатов». «Собаки долго терпели опыты, но потом стали кусать работавших с ними экспериментаторов и лаборантов, и по-серьезному. Поэтому решено было передать их из института.» «…из этих 6 прошедших исследования высшей нервной деятельности 5 (!) составили основу разведения «азиатов» в Ленинграде.» Дальше добавляется, что «Их потомки – Всесоюзный победитель 1967 года Алтай, его брат Аул – определили разведение среднеазиатской овчарки за пределами ее исконного распространения не только в Ленинграде, но и во многих городах страны.»
Не будем говорить о состоянии их нервной системы после нескольких лет опытов, в результате которых ранее миролюбивые собаки начали кусать всех и вся, но стоит обратить внимание на таблицу, где указан вес этих животных, и, сожалея о том, что в статье не приведены промеры, попытаемся себе их представить: (Гокча, самец – 38 кг, Басар-Бек, самец – 32 кг, Ак-Белек, самец – 38 кг, Артай, самка – 32 кг, Сары-Бек, самка – 33 кг, Сары-Гуль, самка – 25 кг). Это не щенки, а взрослые собаки, экспонировавшиеся на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1957 г.
Несомненно, сказывается и влияние тех любителей боев, для кого они являются не одним из критериев отбора, а самоцелью. Некоторые из них в целях «повышения» бойцовых качеств «азиата» экспериментируют, совершенно сознательно подливая «посторонние крови». Нам доводилось слышать, когда совершенно серьезно утверждалось, что кавказская овчарка и «азиат» - это одна и та же порода, и их можно разводить, не разделяя. Несомненно, эти две породы имеют общие корни, но они разошлись, и породы разводятся отдельно уже давно, каждая из них обладает характерными признаками, присущими только ей и непохожими друг на друга не только обликом, но и психикой. Далее такие помесные собаки получают официальные родословные как САО и участвуют в разведении, а некоторые из них, попадая на Запад, формируют там искаженное представление о породе в целом. Стоит ли удивляться тому, что зарубежные эксперты, знающие «азиата» только по стандарту и таким вот представителям, привезенным из «страны происхождения породы», неожиданно для знатоков ставят на выставках первыми собак, которые, в лучшем случае, могут претендовать на оценку «очень хорошо», а иногда и просто объявляться нетипичными для породы. Туркменский (среднеазиатский) волкодав – древняя порода чабанских собак, полученная народной селекцией преимущественно для охраны стад от хищников, дошедшая до нас в своем первозданном виде с очень небольшими изменениями; происходит от догообразных собак Тибета, видоизмененных под влиянием социальных условий жизни народов и климата. Природные районы формирования породы охватывают часть азиатской территории: Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Республика Киргизия, (преимущественно южная часть), Иран, Афганистан. По разному порода называется местным населением: чабанская собака (чопан ит), волкодав, - т.е. по своему применению. Безграничные, почти безводные пески, занимающие практически всю территорию между Каспийским морем и рекой Амударьей, скудная пища, зной, постоянная борьба с хищниками, образ жизни людей сформировали внешний облик и характер собаки, сделали ее сильной, выносливой, неприхотливой в содержании, экономно расходующей свои силы, бесстрашной, с сильно развитым инстинктом охраны своей территории, уверенной в себе и независимой.
На протяжении веков собаки этой породы находились в условиях естественного отбора, выживали только наиболее приспособленные особи. Из поколения в поколение жизнь отбирала сильнейших кобелей, которые могли совладать с матерыми хищниками, а в период случек победить противника.
При искусственном отборе чабаны придерживались того же направления, оставляя для разведения наиболее сильных и смелых собак. Подбор производителей в породе происходил по рабочим качествам, но он был связан с экстерьером, так как побеждать могли преимущественно особи, имеющие наиболее подходящее для такой борьбы анатомическое строение. Отбирались обычно крупные кобели, атлетически сложенные, известные как истребители хищников, смелые сторожа или победители в собачьих боях, проводимых народом на празднествах.
Природа наделила волкодавов огромной силой, «непробиваемой» шкурой, мощными челюстями, хорошей дыхательной системой, а постоянные схватки с хищниками отточили его боевое искусство до совершенства. Да иначе и быть не могло, так как любая ошибка или слабость заканчивались смертью собаки от зубов хищника.

Категория: Разные статьи о бойцовских собаках | Добавил: aliator (28.01.2012)
Просмотров: 8642 | Рейтинг: 4.9/37 |
Всего комментариев: 0